Eng
Интервью

«Мы – нация мечтателей и опасных прожектеров»

23 октября 2009 г., газета «Новые Известия»

– Андрей Сергеевич, в юбилейный год на нас обрушилось просто рекордное количество спектаклей по произведениям Чехова. Вам не кажется, что классик может надоесть зрителю?

– Чехов неисчерпаем, сколько бы к нему ни обращались. Всякий раз видишь в нем что-то ранее не замеченное, не почувствованное, не открытое. Я снимал фильм по «Дяде Ване» тридцать восемь лет назад. Я смотрю этот фильм сейчас другими глазами, как абсолютно чужую работу. И могу сказать, что сейчас «Дядю Ваню» ставит совершенно другой человек, с другим ощущением жизни. Со временем действительно на все смотришь по-новому. Мудрость есть смена иллюзий или смена одних глупостей другими. Скажем, тридцать восемь лет назад я еще не думал о смерти, просто в силу возраста. Молодым кажется, что они бессмертны. Чехов был смертельно болен, знал о своей болезни и именно поэтому он все время думал о смерти. И эта мысль очень многое определяла в его отношении к людям. Чехов вовсе не был добрым человеком, но людей он жалел. Не потому, что они талантливы, не потому, что они как-то особенно умны. Его герои часто мечтатели, прожектеры, претенциозные и не очень умные люди. Но он их жалел, потому что они должны умереть. Он видел все ужасы русской жизни: грязной, вульгарной, нищей, скучной. Вспомните его «Палату № 6». Там герой во всем городе нашел только одного человека, с которым можно было поговорить, – и тот был пациентом сумасшедшего дома, безумцем. «Палата № 6» – одно из самых точных и самых безнадежных произведений о русской жизни. Чехов никогда не обольщался иллюзиями о России, которыми увлекались и Достоевский, и Толстой. И, может, именно поэтому он до сих пор воспринимается современным писателем. Тогда как Толстой – великий гений из другого времени. Я иногда думаю, что бы произошло, если бы Чехов, прожив еще, скажем, пятнадцать лет, увидел Первую мировую войну, пережил революцию. Он, думаю, был бы еще более беспощадным к ней, чем Бунин или Горький.

– Боюсь, он бы умер, как умер Блок, оттого, что «кончился воздух»...

– Блок принял революцию. А Чехов ее никогда не мог бы принять. Он презирал русских либералов. И слишком хорошо знал природу русского человека, которая заставляет его замахиваться на великие дела и ничего не доводить до конца. Мы – нация мечтателей и опасных прожектеров. Русский человек всегда замахивается на великие дела и для этого непременно начинает с разрушения. Ему необходимо очистить пространство для нового. К тому моменту, когда все разрушено, запал кончается. Дети всегда все бурно начинают и быстро устают. Так и у нас, любое начинание быстро заканчивается пшиком от неспособности к ежедневному и методическому труду. Наши люди могут работать, только когда они вовлечены в работу эмоционально, но эмоции быстро выдыхаются...

– Видимо, повышенная эмоциональность, столь необходимая в актерском деле, и делает русских хорошими актерами?

– Русские актеры – лучшие в мире. И в этом я убедился на собственном опыте. Ни с французами, ни с итальянцами, скажем, Чехова по-настоящему поставить не получится. Они слишком многого в нем не понимают. Скажем, европейцы не знают, что такое холуйство. Это у нас чисто восточная черта. Чехов много невероятных вещей написал о темноте России, о ее дикости, жестокости. Это его поразительная фраза: «Все знают, что такое честный поступок, но никто не знает, что такое Честь». Или фраза, которая меня потрясла на всю жизнь: «Никто не знает настоящей правды». Это великая фраза. Это уже предвосхищение Эйнштейна: «Девяносто девять процентов реальности, окружающей нас, нам непонятны и неизвестны». Чехов был релятивистом и агностиком. И поэтому я нахожу его таким до жути современным.

– Как-то вы назвали его своим любимым писателем...

– Не только писателем, но и любимым человеком. Я им поверяю свою жизнь, поступки. Когда я ставлю спектакль, то именно Чехов для меня главный зритель. Хотя я совсем не уверен, что ему бы понравилось то, что я делаю. Но иногда мне кажется, что он бы это одобрил.

– Тем не менее, иногда про ваши фильмы или ваши спектакли высказываются суждения, что это, мол, не Чехов...

– Бывает. Буквально на днях слушал в телевизоре передачу Виталия Вульфа, где он говорил буквально следующее: «У Кончаловского очень странная «Чайка». Это, конечно, совсем не Чехов». Можно подумать, что Вульф точно знает, что такое Чехов и что такое не Чехов... Хотя еще сам Чехов говорил о русских критиках: «Ну, какая животная, слепая ненависть! Они нас судят, будто мы не художники, будто мы арестанты».

– Скажите, а неужели вас – маститого и признанного – до сих пор задевают критические стрелы?

– Конечно, они меня расстраивают. Это свидетельство непонимания. А ведь работаем мы как раз для того, чтобы передать свою мысль, свое видение. И если это не удается, то это грустно. Я никогда не думаю заранее о реакции публики, не представляю ее. Но, конечно, хочется, чтобы твои находки, твои открытия вызвали реакцию: «Да, так, конечно, только так! Как это раньше никто не догадывался!» А когда сталкиваешься с глухим непониманием, остается вспоминать того же Чехова: «На одного умного человека у нас приходится тысяча глупых, и ум теряется в толпе».

– Вы сейчас в репетициях вышли на предпремьерную прямую... Довольны ли вы командой?

– Спектакль еще очень сырой. В связи с беременностью ушла одна артистка, буквально за месяц пришлось вводить другую. Болезнь артиста... Все это сдвинуло сроки выпуска спектакля. Поэтому сейчас мы сыграем несколько прогонов на публике. Потом у нас гастроли в Италии, где, как я надеюсь, спектакль обкатается. Потом гастроли в Прибалтике. А уже к зиме – официальная премьера в Москве.

Александр Бородянский Андрей Тарковский искусство BBC кино кинематограф классическая музыка композитор демократия Дмитрий Быков документальный фильм Единая Россия выборы творческий вечер Евгений Миронов художественный фильм Фильм Глянец Hello история Голливуд Дом дураков индивидуальная ответственность Италия знание Meduza деньги Москва музыкант дворяне Оскар личная ответственность Петр Кончаловский пианист политика проект Сноб Pussy Riot ответственность Поезд-беглец Сергей Рахманинов общество государство Святослав Рихтер Дядя Ваня деревня Владимир Путин Владимир Софроницкий Запад женщины Ёрник авангард Азербайджан АиФ Александр Домогаров Алексей Навальный Америка Анатолий Чубайс Андрей Звягинцев Андрей Зубов Андрей Смирнов Анна Политковская анонимная ответственность Антон Павлович Чехов Антон Чехов Арт-Парк Белая сирень Белая Студия Ближний круг Болотная площадь Большая опера Борис Березовский Борис Ельцин Брейвик Бремя власти буржуазия Быков Венецианский кинофестиваль Венеция вера Вечерний Ургант видео Виктор Ерофеев Владас Багдонас Владимир Ашкенази Владимир Меньшов Владимир Соловьев власть Возвращение Возлюбленные Марии Война и мир воровство воспоминания Вторая мировая война гастарбайтеры гастроли Гейдар Алиев Грех Дарья Златопольская Дворянское гнездо демографический кризис Джеймс Уотсон дискуссия Дмитрий Кончаловский Дмитрий Медведев Дождь Дуэт для солиста Евгений Онегин Европа журнал земля Ингмар Бергман Индустрия кино интервью интернет Ирина Купченко Ирина Прохорова История Аси Клячиной Казань Калифорния Калуга КиноСоюз Китай Клинтон коммерция консерватория Константин Эрнст конфликт Кончаловский коррупция Кремль крестьяне крестьянское сознание Кристофер Пламмер критика Кулинарная Студия Julia Vysotskaya культура Ла Скала Лев зимой Лев Толстой лекция Ленин Леонид Млечин Ли Куан Ю Лондон Людмила Гурченко Макс фон Сюдов мальчик и голубь менталитет Микеланджело Михаил Андронов Михаил Прохоров Монстр музыка мэр народ национальное кино национальный герой Неаполь нетерпимость Ника Никита Михалков Николина Гора новое время образование Одиссей Олимпиада опера памятник Первый учитель Петр I Петр Первый Пиковая дама Питер Брук политические дебаты Последнее воскресение правительство православие президент премия премия Ника премьера произведения искусства Пугачева радио Рай РВИО религия ретроспектива Рига Роберт Макки Родина Роман Абрамович Романс о влюбленных Россия Россия 1 РПЦ русская служба BBC русские русский народ Самойлова Санкт-Петербург Сапсан Сахалин свобода Сезанн семья семья Михалковых Сергей Магнитский Сергей Михалков Сергей Собянин Сибириада Сильвестр Сталлоне Сингапур смертная казнь социальная ответственность спектакль спорт средневековое сознание Средневековье СССР Сталин сценарий сценарист Сцены из супрежеской жизни США Таджикистан Танго и Кэш ТАСС творческая встреча театр театр Моссовета телевидение телеканал терпимость к инакомыслию Тимур Бекмамбетов Три сестры Тряпицын Украина Укрощение строптивой улицы усадьбы фашизм феодализм фестиваль фонд Петра Кончаловского футбол цензура церковь цивилизация Чайка человеческие ценности Чехов Чечня Шекспир Ширли Маклейн Щелкунчик Щелкунчик и крысиный король Эхо Эхо Москвы юбилей ювенальная юстиция Юлия Высоцкая Юрий Лужков Юрий Нагибин