Eng
Интервью

КОНЧАЛОВСКИЙ Нечто большее, чем зрительные образы

9 сентября 2016 г., Avvenire

«Я русский и говорю с точки зрения русского человека». И действительно, Андрей Кончаловский говорит, как русский. Для него слово Родина не пустой звук, хотя в советские времена ему не давали работать и он даже вынужден был покинуть страну. После развала Советского Союза Кончаловский вернулся домой и начал новую жизнь в искусстве. «Рай» — одна из вершин его творчества. Тема Холокоста очень деликатная, даже где-то неудобная. Но для режиссера разговор об этом имеет огромный смысл, моральный и исторический. «Кто из молодежи что-то знает о Холокосте? Они уже даже не знают, кто такой Муссолини. Они ничего не знают потому, что ничего не помнят. Им достаточно нажать кнопку, включить интернет и там что-то прочитать. Умберто Эко написал прекрасное письмо внуку, предостерегая именно от опасности потерять память о прошлом».

Три главных персонажа вашего фильма — это нацистский офицер, француз-коллаборационист и русская женщина. Почему именно они?

У Человека есть три уровня существования. Первый — уровень животного, он управляет физиологическими потребностями, без которых мы не можем выжить. Второй — высший уровень, где совершенно не важны телесные нужды, и, наконец, третий уровень, промежуточный. Тот, где как раз и находится человек, где встречаются ангел и дьявол. Эти три персонажа — тому отражение.

Ваш фильм черно-белый. Это не только стилистический выбор?

Если снимать концлагерь в цвете, то получится «Набукко» Верди. Если ты берешь группу людей, истощенных, похожих на скелеты, и надеваешь на них полосатые пижамы, выходит какая-то оперетка. Самое страшное — это опошлить Холокост. Поэтому я попытался в черно-белом цвете показать ужас насилия не над телом, а над духом, которое причиняет не меньше боли.

Какой подход к этой теме вы выбрали, чтобы отличиться от других режиссеров, рассказывавших о Холокосте?

Довольно просто показывать боль, секс. В порнографии хватает двух обнаженных тел. Но сделать так, чтобы зритель задумался, заставить его работать над фильмом вместе с тобой, заставить его размышлять — это трудная задача. Только когда зритель становится твоим соавтором и не ограничивается лишь просмотром, можно говорить, что ты снял хороший фильм.

«Фундаментализм», «национализм»... Это слова, внушающие тревогу.

«Фундаментализм» — интересный термин, но в наши дни он ошибочно закрепился за всеми экстремистскими мусульманскими движениями, тогда как на самом деле это крайность некоего философского течения, исключающая религиозную коннотацию. Нацизм, который провозглашал одним из принципов уничтожение других народов во имя собственного превосходства, — вот это был фундаментализм! Фундаменталистами были те, кто продавал в рабство негров в Америке, кто уничтожал коренных американцев и высылал их в гетто. Что касается национализма... Быть националистом — а ими были великие люди, например, Анвар Садат в Египте — всего лишь означает работать во благо собственного народа. А это важная вещь. После второй мировой войны в мире произошла огромная путаница, когда эти два термина смешались.

Что вы думаете о нашем континенте, который становится все более старым и утомленным?

Меня это очень тревожит. Европейская культура и европейская цивилизация подвергаются постоянной эрозии. Европа находится в опасности. Демократия не может основываться только на признании собственных прав, но должна осознавать и обязанности. А кто сегодня говорит об обязанностях?

Но демократия — это ценность.

Никто этого не подвергает сомнению. Но сегодня, используя демократию как повод и прикрываясь ее великим именем, сбрасывают бомбы на Сербию, на Ливию и так далее. Иногда Зло может рядиться в очень элегантные одежды.

Сегодня монсеньор Дарио Вигано вручает Вам премию Робера Брессона от имени Итальянского фонда зрелищных искусств.

Брессон был великим художником. Он не снимал кино, а занимался кинематографией. Он не снимал фильмы, а переносил образы на пленку. Он не рассказывал историю вещей, а показывал то, что существует помимо вещей. Это самое мощное, действенное и долговечное, что может сделать режиссер. По сути, зрительные образы — это нечто упрощенное, разжеванное. Слово же — более тонкая субстанция, оно взывает к фантазии. Самая сложная задача режиссера — показать, что стоит за внешними образами и физическим миром, прикоснуться к духовной субстанции. Именно это Брессон делал всю свою жизнь и во всех своих фильмах. Поэтому для меня очень почетно, что кто-то признает во мне его последователя.

Теги: Рай
Александр Бородянский Андрей Тарковский искусство BBC кино кинематограф классическая музыка композитор демократия Дмитрий Быков документальный фильм Единая Россия выборы творческий вечер Евгений Миронов художественный фильм Фильм Глянец Hello история Голливуд Дом дураков индивидуальная ответственность Италия знание Meduza деньги Москва музыкант дворяне Оскар личная ответственность Петр Кончаловский пианист политика проект Сноб Pussy Riot ответственность Поезд-беглец Сергей Рахманинов общество государство Святослав Рихтер Дядя Ваня деревня Владимир Путин Владимир Софроницкий Запад женщины Ёрник авангард Азербайджан АиФ Александр Домогаров Алексей Навальный Америка Анатолий Чубайс Андрей Звягинцев Андрей Зубов Андрей Смирнов Анна Политковская анонимная ответственность Антон Павлович Чехов Антон Чехов Арт-Парк Белая сирень Белая Студия Ближний круг Болотная площадь Большая опера Борис Березовский Борис Ельцин Брейвик Бремя власти буржуазия Быков Венецианский кинофестиваль Венеция вера Вечерний Ургант видео Виктор Ерофеев Владас Багдонас Владимир Ашкенази Владимир Меньшов Владимир Соловьев власть Возвращение Возлюбленные Марии Война и мир воровство воспоминания Вторая мировая война гастарбайтеры гастроли Гейдар Алиев Грех Дарья Златопольская Дворянское гнездо демографический кризис Джеймс Уотсон дискуссия Дмитрий Кончаловский Дмитрий Медведев Дождь Дуэт для солиста Евгений Онегин Европа журнал земля Ингмар Бергман Индустрия кино интервью интернет Ирина Купченко Ирина Прохорова История Аси Клячиной Казань Калифорния КиноСоюз Китай Клинтон коммерция консерватория Константин Эрнст конфликт Кончаловский коррупция Кремль крестьяне крестьянское сознание Кристофер Пламмер критика Кулинарная Студия Julia Vysotskaya культура Ла Скала Лев зимой Лев Толстой лекция Ленин Леонид Млечин Ли Куан Ю Лондон Людмила Гурченко Макс фон Сюдов мальчик и голубь менталитет Микеланджело Михаил Андронов Михаил Прохоров Монстр музыка мэр народ национальное кино национальный герой Неаполь нетерпимость Ника Никита Михалков Николина Гора новое время образование Одиссей Олимпиада опера Первый учитель Петр I Петр Первый Пиковая дама Питер Брук политические дебаты Последнее воскресение правительство православие президент премия премия Ника произведения искусства Пугачева радио Рай религия ретроспектива Рига Роберт Макки Родина Роман Абрамович Романс о влюбленных Россия Россия 1 РПЦ русская служба BBC русские русский народ Самойлова Санкт-Петербург Сапсан Сахалин свобода Сезанн семья семья Михалковых Сергей Магнитский Сергей Михалков Сергей Собянин Сибириада Сильвестр Сталлоне Сингапур смертная казнь социальная ответственность спектакль спорт средневековое сознание Средневековье СССР Сталин сценарий сценарист США Таджикистан Танго и Кэш ТАСС творческая встреча театр театр Моссовета телевидение телеканал терпимость к инакомыслию Тимур Бекмамбетов Три сестры Тряпицын Украина Укрощение строптивой улицы усадьбы фашизм феодализм фестиваль фонд Петра Кончаловского футбол цензура церковь цивилизация Чайка человеческие ценности Чехов Чечня Шекспир Ширли Маклейн Щелкунчик Щелкунчик и крысиный король Эхо Эхо Москвы юбилей ювенальная юстиция Юлия Высоцкая Юрий Лужков Юрий Нагибин