Eng

«Застава Ильича» («Мне двадцать лет») / I Am Twenty

Год 1964
Страна СССР
Творческая группа
Режиссер: Марлен Хуциев
Композитор: Николай Сидельников
Авторы сценария: Марлен Хуциев и Геннадий Шпаликов
Оператор-постановщик: Маргарита Пилихина
Актеры: Андрей Кончаловский, Николай Губенко, Валентин Попов, Станислав Любшин, Марианна Вертинская, Зинаида Зиновьева, Светлана Старикова, Евгений Майоров, Т. Богданова, Людмила Селянская, Саша Блинов, Лев Золотухин, Петр Щербаков, Геннадий Некрасов, Николай Захарченко, В. Волков, Андрей Тарковский, Светлана Светличная, Ольга Гобзева, Павел Финн, Наталья Рязанцева и Родион Нахапетов
Жанр драма
Продолжительность 175 мин.

В 1964 году Андрей Кончаловский снялся в эпизодической роли в фильме «Застава Ильича» режиссера Марлена Хуциева. Фильм вышел на экраны под названием «Мне двадцать лет» (1965) и стал символом эпохи «оттепели». Представляет собой киноповесть о молодежи шестидесятых годов. Полный вариант появился в1990 году. Снявшиеся в эпизодических ролях Андрей Тарковский, Андрей Кончаловский, Светлана Светличная, Ольга Гобзева, Павел Финн, Наталья Рязанцева, Родион Нахапетов представили в картине срез интеллектуальной молодежи того времени. В фильме использованы документальные съемки вечера поэзии в Политехническом музее с участием: Евгения Евтушенко, Андрея Вознесенского, Риммы Казаковой, Роберта Рождественского, Беллы Ахмадулиной и др.

Скачать пресс-кит

«Не обязательно, чтобы истинное произведение искусства было шарадой. Зритель не должен ломать голову, что же такое имел в виду режиссер. Если режиссер хотел то-то и то-то сказать, а зритель этого не понял, ему очень удобно занять позицию непризнанного гения. Мол, зрители до меня не доросли. Вот дорастут, тогда поймут. Я всегда считал, что рассказываемое режиссером должно быть доступно, хотя вовсе не вульгаризировано или разжевано. Смысл вещи не должен лежать на поверхности, но все-таки глубина ее должна просвечивать. Чтобы понять, глубока ли вода, надо все-таки чувствовать дно. А если сплошная темень, остается лишь гадать – то ли глубоко, то ли мелко, то ли сто метров, то ли по колено. У великих – у Шекспира, у Куросавы – дно всегда чувствуется – нужно только напрячь зрение».

«Медленно, но неумолимо отодвигается в прошлое эпоха героической режиссуры – время, когда сама эта профессия была героической. Режиссер был первооткрывателем. От него ждали откровения. Сегодня в это трудно поверить, но на картины Антониони в Европе стояли очереди».