Eng

Одиссей / Odysseus

Год 1997
Страна Великобритания/США
Награды
Приз «Эмми», 1997 г.
Номинация на приз «Золотой глобус», 1998 г.
Творческая группа
Режиссер: Андрей Кончаловский
Художник-постановщик: Роджер Холл
Композитор: Эдуард Артемьев
Продюсер: Дайсон Лауэл
Авторы сценария: Андрей Кончаловский и Крис Солимин
Оператор-постановщик: Сергей Козлов
Актеры: Арман Ассанте, Грета Скакки, Изабелла Росселини, Эрик Робертс, Джеральдин Чаплин, Йероен Краббе, Кристофер Ли, Ирен Папас, Ванесса Уильямс и Бернадетт Петерс
Жанр эпос
Продолжительность 143 мин.
Производство

Киностудия Hallmark Entertainment, American Zoetrope

IMDb

«Одиссей» - экранизация знаменитых эпосов Гомера «Илиада» и «Одиссея» о долгом возвращении героя Троянской войны Одиссея (Улисса) на Родину. После 10-летней осады Трои, благодаря хитрости Одиссея, крепость удаётся взять. Но герой, бросивший вызов богам, разгневал Посейдона и теперь обречён на бесцельные скитания по морю. Если бы не помощь со стороны другой могущественной богини Афины (Изабелла Росселини), он бы не смог попасть домой. Путешествие в родную Итаку царя Одиссея растягивается ещё на десять лет. За это время Одиссей переживает невероятные приключения.

Пресса

«Режиссер Кончаловский создал живую и оригинальную работу. Убедительные бои и драки, экзотические монстры, великолепные дворцы, угрожающие пещеры, появившиеся благодаря умной операторской работе Сергея Козлова. Вздымающиеся и разбивающиеся волны, и лицо бога Посейдона, которое показывается на фоне водяных стен. Кажется, что эти сцены были сняты в экстерриториальных водах – а на самом деле, это искусственный залив на Мальте. Удачным оказывается выбор актера Армана Ассанте на роль короля Итаки, он выглядит утонченным и достойным: даже если в нем и не хватает некоторых черт, в нем есть лукавство и обаяние настоящего Одиссея».

TV Reviews

«Снятый режиссером Андреем Кончаловским («Поезд-беглец»), который также является соавтором сценариста Кристофера Солимайна, и красиво оформленный оператором Сергеем Козловым, фильм канала NBC «Одиссей» излучает мудрость вечных истин, потерянных царств, переплетенных судеб…».

Hollywood Reporter , 16.05.1997

««Одиссей» - заслуженная награда в конце телевизионного сезона, приятный контраст в бесконечной череде телефильмов о неблагополучных семьях, преступности и несчастных подростках. Даже после показа фильма на канале NBC, «Одиссея» ждет долгая жизнь на видео, я подозреваю, что за рубежом фильм будет показан в кинотеатрах, что, пожалуй, является лучшим способом для его просмотра».

The Seattles Times , 18.05.1997

«Боги решили это: «Одиссей» - визуальное чудо».

«Орегониэн»,1997 г., Пит Шульберг
Кончаловский о фильме

«Хотел сделать большую, этнографически достоверную фреску. Получилась живописная сказка для взрослых и детей».


«Мы хотели сделать эту историю понятной всем. Одиссей – муж, воин, вождь, мужчина, отец, сын. У него есть мать, есть жена, у него родился сын. У него есть друзья, есть враги. Есть обязанности – перед семьей, перед племенем, перед страной. Он уходит на войну – таков его долг человека, воина, вождя. Он воюет, становится героем. Мать ждет его. Ждет жена. Ждет сын. Тут все понятно. Суть не изменилась за тысячелетия. (…) Все было бы понятно, все современно, если бы не боги. Как бог может быть реальным, особенно греческий? Одиссей – человек своего времени. Боги – существа вне времени».

Из книги А. С. Кончаловского «Возвышающий обман», 1999 г.
Скачать пресс-кит

«Неожиданно и мне выпало соприкоснуться с миром большого американского кинобизнеса. Всё началось со звонка моего агента. От имени «Уорнер бразерс» он предложил мне суперпостановку с суперзвездами и суперпродюсером. Первым моим душевным движением было отказаться. «Что они, с ума сошли? Я и Сильвестр Сталлоне!»

«Не обязательно, чтобы истинное произведение искусства было шарадой. Зритель не должен ломать голову, что же такое имел в виду режиссер. Если режиссер хотел то-то и то-то сказать, а зритель этого не понял, ему очень удобно занять позицию непризнанного гения. Мол, зрители до меня не доросли. Вот дорастут, тогда поймут. Я всегда считал, что рассказываемое режиссером должно быть доступно, хотя вовсе не вульгаризировано или разжевано. Смысл вещи не должен лежать на поверхности, но все-таки глубина ее должна просвечивать. Чтобы понять, глубока ли вода, надо все-таки чувствовать дно. А если сплошная темень, остается лишь гадать – то ли глубоко, то ли мелко, то ли сто метров, то ли по колено. У великих – у Шекспира, у Куросавы – дно всегда чувствуется – нужно только напрячь зрение».

«Самое трудное, я думаю, говорить просто о сложном, понятно о непонятном. Пастернак имел полное право писать стихи, полные темного смысла. В его время это было естественно, нормально – во времена Пушкина такое было бы недопустимо, поэт должен был быть ясен. Но Пастернак, сам начинавший со стихов, очень неясных по смыслу, пришел в конце пути к великой простоте».

«В Голливуде особо присматривали за режиссерами из соцстран: о них шла дурная слава. Действительно, мы были избалованы возможностью снимать, переснимать, перерасходовать смету, позволяли себе на съемочной площадке роскошь размышлять».