Eng

Гомер и Эдди / Hommer and Eddy

Год 1989
Страна США
Награды
«Золотая раковина»
Творческая группа
Режиссер: Андрей Кончаловский
Художник по костюмам: Кэтрин Кэди Дувер
Композитор: Эдуард Артемьев
Продюсер: Мориц Борман
Автор сценария: Патрик Сирилло
Оператор-постановщик: Лайос Колтаи
Актеры: Джеймс Белуши, Вупи Голдберг, Энн Ремси и Нэнси Парсонс
Жанр драма, приключения
Продолжительность 99 мин.
Производство

Kings Road Entertainment

IMDb

Гомер (Джеймс Белуши) — добродушный, но психически неполноценный человек, взрослый ребенок, брошенный в детстве родителями из-за травмы, которая и послужила причиной задержки в развитии. Гомер едет в дом отца, который находится при смерти. Ограбленный по дороге хулиганами, он встречает Эдди (Вупи Голдберг), смертельно больную и озлобленную женщину, которая сбежала из психиатрической лечебницы. Ей всё равно, куда ехать, и у неё есть машина. Вместе они продолжают путешествие...

Пресса

«Строго говоря, «Гомер и Эдди» не американский фильм. Точнее, фильм, выбивающийся из традиции американского кино, рассчитанного на прокат во всем мире».

«Киноглобус», 1990 г., Саша Киселев

«Эта симпатичная роуд–муви не лишена условностей жанра, но Джеймс Белуши создал очень достоверный образ милого простака, который привнес много шарма в этот замечательный, порой очень трогательный фильм. Созданный режиссером "Maria’s Lovers"».

STUDIO №4 -1990

«Белуши и Голдберг порой толкают своих персонажей за грань возможного. Но здесь есть великолепные моменты».

The Hollywood Reporter

«Эта история безумцев, которая выливается в очень странную роад-муви, с грубыми словами и прекрасными чувствами, и особенно с великолепным саунд-треком сенсационного кантри-рока, включающий три чудесных композиции Ричи Хэвенса».

Vertige et Pulsions,август, 1990
Backstage
Джеймс Белуши - Андрею Кончаловскому о том, почему он не сможет приехать в Москву, на Ретроспективу-2012

С 29 октября я буду на съемочной площадке — это и хорошо, и плохо. Хорошо, потому что это высоко оплачиваемая работа, а плохо, потому что не смогу посетить мероприятие, посвященное Андрею.

Я искренне хотел приехать. Я обожаю Андрея. Наша работа на съемках «Гомера и Эдди» занимает особое место в моем сердце с того самого дня, как я получил эту роль. Андрей не следует стереотипам: он пригласил меня играть Эдди, но потом позволил переубедить себя и отдал мне роль Гомера, одного из самых милых и добрых персонажей, которого мне доводилось играть, — куда более милого, чем я есть на самом деле. Я в неоплатном долгу перед Андреем за то, что он поверил в меня как актера, за невероятный опыт работы с одним из самых динамичных русских режиссеров.

Хотя должен признать, на площадке он кричал куда чаще, чем я. Однажды я даже сказал: «Андрей, я звезда американского кино. Это я должен устраивать сцены на площадке! Не лишай меня этого права!»

Стремление к совершенству и реалистичности иногда доводило его до срывов — нет, это были совсем не страшные сцены, а такие творческие взрывы, вдохновлявшие всех на площадке работать лучше, глубже проникать в суть.

Я люблю «Гомера и Эдди», историю двух отвергнутых обществом неудачников, которые нашли друг друга. Я люблю Андрея, и мне жаль, что я не могу принять участия в этом праздновании.

Поздравляю и желаю всего самого наилучшего.

Джим.

Кончаловский о фильме

«Гомер – человек не то чтобы умственно неполноценный, но подзадержавшийся в своем развитии, большое дитя. Он путешествует через Америку и находит себе попутчика, Эдди. У того в голове опухоль, он эпилептик, на него накатывают внезапные приступы бешенства… Двое бездомных в огромном мире… Сироты общества, нищие духом. Один верующий, другой атеист. Что-то есть в них и от героев феллиниевской «Дороги», и от «Очарованного странника» Лескова».

Из книги А.С.Кончаловского «Возвышающий обман», 1999

«Ко времени съемок «Гомера и Эдди» я уже знал, что лежит под кроватью у американской тети Дуни. Меня уже не пугало незнание американского быта - я был с ним знаком вполне достаточно, чтобы снимать картину про американских бродяг».

Скачать пресс-кит

«В Голливуде особо присматривали за режиссерами из соцстран: о них шла дурная слава. Действительно, мы были избалованы возможностью снимать, переснимать, перерасходовать смету, позволяли себе на съемочной площадке роскошь размышлять».

«Лишь постепенно, очень не сразу доходило до моего сознания, что дело в Голливуде решает не реальная цена вашей творческой личности, а принадлежность к номенклатуре – ваши связи, с кем вы общаетесь, играете в теннис, в гольф, соблюдаете ли принятые клубом правила. Вкратце они таковы: ни с кем никогда не ругайся; никого публично не критикуй; имей высоких покровителей; не выноси сор из избы; как бы неприглядна ни была изнанка того или иного происшествия в голливудском мире – о ней пусть знают лишь члены клуба».

«Раньше готовился к съемкам каждой сцены. Сейчас прихожу на площадку и начинаю работать. Раньше очень тщательно читал сценарий. Сейчас в сценарий практически не заглядываю».