Eng
Пресса / Кристофер Пламмер

«Есть в графском парке черный пруд…»

23 ноября 2010 г., «Вечерняя Москва»

«Последнее воскресение» - история об агонии любви
1910 год... В яснополянскую усадьбу Льва Толстого (Кристофер Пламмер) приезжает молодой секретарь Валентин Булгаков (Джеймс Макэвой)... Его отличительная черта – чихать на нервной почве. А почва эта очень нездоровая. Лев Николаевич, который говорит голосом Алексея Петренко, подвергается истерическим атакам верной спутницы жизни Софьи Андреевны (оскароносная Хелен Миррен). Потому как, несмотря на многолетний брак и многочисленное потомство, почва у нее уходит из-под ног – для гения теперь, похоже, самые близкие люди - это соратники.

Лев Николаевич стремится поступками доказать свою теорию. Конкретно это выражается в борьбе за его завещание – эта интрига и становится главной в версии Майкла Хоффмана, снявшего фильм по известному роману «Последняя станция» Джея Парини.

Итак, для писателя самый близкий человек нынче – весьма демонический толстовец Владимир Чертков (Пол Джиаммати). Его дьявольским интригам пытается сопротивляться бедная Софья Андреевна, которую играет Миррен (на самом деле – Елена Миронова) с каким-то исступленным неистовством. Ее героиня азартно лазает по балконам, подслушивает, подглядывает и в состоянии аффекта даже пробует утопиться в графском пруду (весьма чистом и ухоженном – картина снималась не в России, а в Германии).

Удивительно, но во всей этой мелодраматической суете высок трагический градус. По сути, фильм получился о конфликте жизни и теории, любви и догмы...

Конечно, если бы мы сами, в России, снимали картину к столетию ухода гения, вряд ли нашпиговали ее столь откровенными эротическими сценами, как Майкл Хоффман. В рифму великой паре Софья Андреевна - Лев Николаевич он вводит вымышленную историю страсти целомудренного Булгакова и девушки Маши, ясное дело, тоже соратницы и сельской учительницы. Две откровенные эротические сцены рифмуются вполне концептуально: страстная телесная любовь молодости и зрелости, когда пылкая фанатазия авторов заставляет супругов изображать ...курочку и петушка. Скажете, пошлость. А вот и нет. Удивительное дело: Пламмер и Миррен играют так, что если вы начинаете хихикать в начале сцены, то к ее финалу только не обливаетесь над вымыслом слезами умиления...

Так же загадочно вызывающе выглядит сцена, когда гений гладит по головкам деревенских детей. Конечно, откуда Хоффману знать мнение Хармса на этот счет, и эта отвага сначала изумляет, потом покоряет. За ней чудится та простота, к которой призывал Толстой. Тем более что у этого вымысла вполне реальные корни - дневники участников событий. В том числе и стервозной дочки Александры (ее озвучивает Елизавета Боярская).

О чем все-таки кино? Сам Хоффман говорит, что «Последнее воскресение» – картина о том, что «с любовью жизнь трудна, а без любви и вовсе невозможна». А Толстой для режиссера — прежде всего, запутавшийся мужчина, раздираемый между любовью и долгом. А «русский дух», оказывается не более чем миф – березки в Германии такие же, как и в России. Где, заметим, к нашему позору, не нашлось денег отметить кинематографически дату 100-летия ухода из жизни гения. Так что сам факт появления картины, снятой на англо-немецкие деньги голливудцем Хоффманом должен выглядеть почти как чудо. Нам, соотечественникам гения (конкретно – в Министерстве культуры) оказалось неинтересным узнать, что же на самом деле побудило Толстого пуститься в рискованное путешествие, закончившееся для него воспалением легких и смертью на станции Астапово... Россия представлена в этом проекте двумя фигурами – титанической Андрея Кончаловского, который, пообещав свою помощь, так и не выбил бюджетных денег и вложился в фильм личными средствами, и чудесного питерского композитора Сергея Евтушенко, который писал музыку еще к «Русскому ковчегу» Сокурова. И пусть к конечному результату сам Кончаловский отнесся без особых иллюзий, сказав, что картина Хоффмана вышла достойной, но для русского зрителя этот фильм – все равно «клюква», но этот проект для него многое значит как для интегратора русской культуры в западную....

В общем, гении – тоже люди. И фильм доказывает это как нельзя лучше. В том числе и превосходной актерской работой – не зря же и Хелен Миррен и Кристофер Пламмер выдвинуты на «Оскар», как исполнители главной и второстепенных ролей. И шансы у них, похоже, весьма высоки.

Андрей Кончаловский Искусство кино Каннский фестиваль Дмитрий Быков Дуня Смирнова Esquire творческий вечер Жиль Жакоб Глянец Гофман Гольдони Голливуд Дом дураков Италия Мороз по коже Орден Почетного Легиона Оскар политика На трибуне реакционера Поезд-беглец Дядя Ваня Август Стриндберг Александр Домогаров Андрей Тарковский Андрей Плахов Антон Чехов Балтийский дом Ближний круг Борис Годунов Варшава Великобритания Венецианский кинофестиваль Венеция видео Возлюбленные Марии Война и мир Гомер и Эдди Дуэт для солиста Дуэт для солистки История Аси Клячиной кинорежиссер Кончаловский Король Лир Краснодар Крис Солимин Кристофер Пламмер культура Лев Толстой Лондон Мариинка Мариинский театр мастер-класс Мисс Жюли Неаполь новость Одиссея Ольбрыхски опера опера Джандреа Нозеда Первый учитель Последнее воскресение Правила жизни Рай Реджио ретроспектива Ретроспектива фильмов Романс о влюбленных Россия Санкт-Петербург Сибириада спектакль Стыдливые люди театр театр имени Моссовета театр Моссовета театр на Малой Бронной Три сестры Турин Укрощение строптивой Уорик фестиваль Франция Хелен Миррен Художественный Чайка Чехов Щелкунчик Щелкунчик и крысиный король Эль Феннинг Эрнст Теодор Амадей Гофман юбилей Юлия Высоцкая